Загрузка...

Николаев был гигантом экспорта зерновых культур

Николаев был гигантом экспорта зерновых культур

1861 год незаметно для самого г. Николаева и его жителей стал началом новой эры в его развитии. Эры торговой, портовой, давшей новый и свежий глоток воздуха в виде значительного капитала, хлынувшего в него в связи с открытием в июле этого года в районе Поповой балки Коммерческого порта для внешней торговли.

Поставленный в тупик последствиями Крымской войны и Парижского мирного договора город, находившийся в глубокой депрессии, понемногу восстанавливался уже как торговый и промышленный капиталистический центр.

Порт стал развиваться. С самого начала определилось его, в основном, экспортное направление. Первый год существования прошел весьма скромно. Было вывезено товаров на сумму всего 136 тыс. руб. Но с каждым годом обороты росли. За первые десятилетия жизни порта обозначился основной вид экспортируемого товара – зерновые культуры - пшеница и рожь. Однако на начальном этапе Николаевскому порту не представилось возможным занять подобающее место в отпускной хлебной торговле ввиду незначительности хлебородного района, примыкавшего к нему. Своеобразным ускорителем его развития стала Харьково-Николаевская казенная железная дорога, которая в 1873 году, проложив первую в городе железнодорожную линию «Знаменка-Николаев», связавшую Николаев со всей остальной Империей, значительно расширила территорию сельскохозяйственных районов страны, которым стало выгодно выращивать и продавать зерно за границу. В основном это были губернии юга России – Херсонская, Екатеринославская, Полтавская, Киевская и Харьковская.

В 1874 уже пришлось строить вторую пристань в Поповой балке. А к концу XIX века Николаевский порт занимал третье место после Петербурга и Одессы по объёму торговли с иностранными государствами, а по экспорту зерна он занял лидирующее место в стране.

Естественно, появились частные лица – предприниматели, и различные компании которые стали выкупать либо брать в аренду припортовые территории, в основном в районе улиц Мельничной и Заводской, которые стали активно застраиваться хлебными магазинами – складами для хранения зерна, ожидавшего своей очереди для погрузки на пароходы.

В 1880-1886 годах средний объем вывоза зерна из Николаевского Коммерческого порта составил 17847000 пудов в год. В период с 1887 по 1901 годы это количество составляло уже в среднем 49 млн. пудов в год.

В связи с этим, уже в начале 1880 годов стал вопрос о необходимости постройки в Николаеве элеватора. Упоминания об этом имеются уже в Записке Николаевского городского головы В.А. Доценко о Николаевском коммерческом порте.

В 1884 году начальником Харьково-Николаевской железной дороги, инженером В.Н.Печковским был предложен проект строительства для казенной железной дороги временных портовых приспособлений в четырех верстах от существующего порта, в местности, называемой Широкая балка. Проект предусматривал, что

1. На Широкой балке должны быть устроены плавучие пристани с рельсовыми путями на них и с необходимыми механическими приспособлениями для грузки товаров.

2. К этим пристаням должна быть проложена отдельная железнодорожная ветвь от Знаменко-Николаевской линии.

3. Это устройство должно находиться в ведении Харьково-Николаевской железной дороги».

В случае развития этого проекта центр тяжести хлебного отпуска переместился бы в Широкую балку и полукопеечный сбор, введенный ранее для «специальных портовых улучшений и на замощение путей, ведущих к порту» переместится бы в ведение железной дороги. И вероятнее всего первый Николаевский элеватор был бы воздвигнут именно в районе Широкой балки. Естественно, город не мог позволить себе подобную потерю и всячески противился этому, стремясь развивать объекты на своей территории.

Мнение городских властей было услышано и проект В.Н.Печковского не был утвержден к реализации. Но вопрос о строительстве элеватора достаточно часто муссировался в прессе и в предпринимательской среде как самого города, так и за его пределами. В 1889 году события начали набирать новые обороты. Это подтверждает тот факт, что 27 сентября 1889 года Николаевский городской голова Ф.Е. Кроун вынужден был обратиться к Николаевскому военному губернатору А.А.Пещурову. «Частные сведенья, а затем и газетные извещения о том же, что правительством «принят в принципе» проект устройства в Николаеве элеватора управлением Харьково-Николаевской железной дороги, сильно взволновали у нас, как причастных к делу экспорта, так и затративших капитал в недвижимую собственность и промышленные заведения» - говорилось в письме. «Означенная весть произвела на многих, можно сказать, панику. И эти повторяющиеся в Николаеве тревоги чрезвычайно вредно действуют на положение у нас всякого дела и кредита. Спокойная реализация недвижимой собственности, т.е. без жертв, стала уже немыслимой. О серьезных затратах на какое бы ни было дело никто не думает. Исключения как в том, так и в другом случаются, но благодаря лишь очевидно чрезвычайным обстоятельствам, как например получению молодым человеком наследства и тому подобное.

Обычного же движения в деловой среде к устройству или переустройству какого-либо серьезного дела и к заключению более или менее серьезных сделок у нас уже не видно. Что касается собственно теперешней тревоги, то причина заключается в следующем. Сознавая пользу элеватора вообще, наше общество давно уже со страхом смотрело на проект элеватора Харьково-Николаевской железной дороги, так как бывший ея начальник проектировал устройство элеватора не в город, а в нескольких верстах от города, у Широкой Балки. Тогда такой проект объяснялся безнадежностью в делах устройства в нашей гавани, на Поповой балке, пристани соответствующей потребности экспорта.

Наше городское управление сознавало справедливость сетований бывшего начальника железной дороги, но вместе с тем не было еще в состоянии произвести капитальное сооружение в своей гавани. Между тем правительство решило приспешить дело улучшения николаевского порта ассигнованием 170000 руб. из государственных средств. Таким образом город наш отрешился от своего страха за свою участь. В настоящее время постройка гранитной пристани на протяжении 550 сажень приходит у нас уже к концу и вдруг появилась весть, что проект элеватора ХНЖД снова входит в очередь дел по устройству николаевского экспорта и что он уже принят в принцип. Для городского управления от это вести понятно, что самый выбор места, для элеватора еще не сделан, но в городском обществе многие настолько встревожены, что уже не в состоянии взвешивать каждое слово полученной вести.

Однако и городское правление находит крайне необходимым именно в виду того, что место для элеватора еще не выбрано, просить Ваше Пр-во о возбуждении ходатайства пред господином министром внутренних дел касательно следующего. Если действительно проект элеватора ХНЖД принят или принимается в принципе, то город Николаев, имея в господине министре внут.дел прямого охранителя нашего благосостояния, ходатайствует о том, чтобы интересы Харьково-Николаевской железной дороги устраивались без нарушения интересов нашего города. Теперь, когда пристань нашего порта уже не может считаться несоответствующей потребности экспорта, нет ни малейшей надобности в создании для железной дороги особой гавани на Широкой балки, если бы даже и не вытекало из этого разорение нашего города.

Не только факт такого обособления действий железнодорожного элеватора вдали от города, но и самые толки об этом уже распространяются у нас спокойное течение деловой жизни. А потому городское правление ходатайствует о возможном скорейшем возвращении ему веры в прочность данного городу Николаеву положения всеми предыдущими распоряжениями правительства».

На основании этого письма, 3 октября 1889 года вице-адмирал А.А. Пещуров обратился к министру финансов с заявлением о том, что: «По городу Николаеву упорно распространяются слухи, заимствуемые, между прочим из газетных извещений, что Правительством принят в принципе проект устройства в Николаеве элеватора управлением Харьково-Николаевской железной дороги; причем место для элеватора избрано будто бы не у вновь устроенного коммерческого порта, а на хуторе Широкая Балка, находящимся в нескольких верстах от города. Такое положение вызвало тревожное беспокойство среди торгового класса, а в особенности между домовладельцами и магазиновладельцами, затратившими большие деньги на устройство вблизи порта хлебных магазинов. Ввиду этого местный городской голова просит моего ходатайства в случае принятия Правительством проекта устройства Харьково-Николаевскою железною дорогою элеватора устроить таковой не на хуторе Широкая Балка, а у набережной коммерческого порта, на устройство которой правительство уже истратило миллионы. Признавая несомненную пользу элеватора для Николаевского коммерческого порта и присоединяясь к ходатайству николаевского Городского Головы, я имею честь просить Ваше Превосходительство уведомить меня и о продвижении дела…»

Это обращение было принято в внимание в правительстве. Позиция и тревоги руководства города были услышаны, о чем свидетельствует ответ на него от 19 октября 1889 года, который гласил, что «вопрос о сооружении в Николаеве элеватора в непродолжительном времени будет внесен в Государственный Совет, при этом не предполагается ныне же предрешить вопрос о выборе места для его постройки в Николаеве, предоставив таковой выбор, - по воспоследовании разрешения в принцип на сооружении элеватора, - соглашению Министерства путей сообщения и финансов...» Также, для всестороннего обсуждения вопроса о выборе места для элеватора, предлагалось образовать в Николаеве комиссию из представителей Министерства путей сообщения и финансов, местной администрации, городского управления и Биржевого комитета.

В конечном итоге 13 июня 1890 года, после неоднократных обсуждений, Государственным Советом был утвержден проект строительства элеватора на набережной Коммерческого порта между спусками улиц Мещанской и Садовой. Проект этого сооружения был разработан инженером Д.Д.Гнусиным. Он включал в себя два отдельных корпуса, состоящие каждый из закромного отделения (силосов) и кирпичной элеваторной башни, машинное здание, расположенное отдельно между обоими корпусами и котельное здание, находящееся за пределами портовой территории.

В начале 1891 года была осуществлена процедура отвода земли под данный объект и уже в феврале того же года стартовали работы по постройке обоих корпусов зернохранилищ. Первый из них был окончен в ноябре 1892 года, другой, временно приостановленный постройкой - в марте 1893 года. Открытие действия первого корпуса последовало 10 февраля 1893 года.

При его создании были использованы материалы и механическое оборудование, только отечественного происхождения и производства за исключением очистительных и сортировальных аппаратов, закупленных в США. Общая стоимость всех сооружений составила 831000 рублей. Вместимость обоих корпусов элеватора составляла 1760000 пудов пшеницы, (свыше 2800 вагонов). Это был достаточно современный и прогрессивный проект для своего времени.

Элеватор гармонично и быстро вжился в процесс экспорта зерна, который между тем значительно расширялся. Уже в 1903 году из Николаевского порта на экспорт за год было вывезено 108 млн. пудов зерна (при общем грузообороте в 135 млн. пудов), а в 1908 году – 100 млн. пудов. В десятилетие с 1902 по 1911 гг из него отгружено 13,7 % от общего вывоза хлеба из Российской Империи. Он вышел на первой место в стране по этому показателю. Все эти цифры свидетельствуют о том, какая крупная доля участия принадлежала Николаеву в зерновом экспорте.

Погрузка из элеватора производилась быстро и дешево. В то время, как погрузка из обычных хлебных магазинов, велась достаточно долго и дорого ввиду выполнения ее ручным способом - с помощью наемных грузчиков. В основном их количество комплектовалось за счет русского и украинского населения города и постоянно прибывающих сельских жителей. Эти магазины располагались в основном на улицах Мельничной и Заводской, оборудованных железнодорожными путями. По состоянию на 1913 год их насчитывалось 98 штук, общей вместимостью 20515000 пудов зерна. Помимо этого, в то же время еще 80 хлебных магазинов общей вместимостью 7055000 пудов располагалось на хуторе Водопой, Шлагбаумском рынке, в с. Варваровка и Соляных.

Мощностей одного элеватора в порту явно не хватало. Управление Харьково-Николаевской железной дороги пыталось предпринять меры по ускорению его работы и увеличению объемов отгружаемого на экспорт зерна. В 1905 году руководством дороги было предложено построить вдоль набережной элеватора воздушную галерею – конвейер на железных клепаных колоннах, который позволял бы производить передачу зерна из элеватора вдоль набережной к местам причала пароходов. 26 апреля 1905 года на согласование в порт был представлен проект этого сооружения, длина которого первоначально должна была составлять 200 саженей, что позволяло одновременно производить отгрузку зерна в четыре парохода. Однако при согласовании проекта, было решено отказаться от половины западной части конвейера. В итоге он был построен в 1906 году и его длина составила лишь 153 сажени. Укреплен он был на 16 опорах. Это устройство позволяло производить одновременную погрузку зерна уже на три судна, из любого корпуса элеватора.

Все эти нововведения и эффективное использование механических мощностей элеватора позволили получить значительно более выгодную стоимость перевалки зерновых грузов. Так, к примеру в 1906 году накладные расходы падающие на пуд зерна, проходящего через элеватор составляли 1,31 копейки. Что было вдвое меньше расходов, падающих на зерно, проходящее через магазины (2,63 копейки).

Однако доля груза зерна, переваливаемого элеватором составляла в 1906 году лишь около 10-12 % от общего объёма отгружаемых из Николаевского порта зерновых – около 10 млн. пудов в год. Что, естественно было слишком мало. 20% грузов зерновых переваливались шестью плавучими элеваторами, а остальные 70% - вручную, из зерновых магазинов.

При ручной погрузке на одно судно выделялось до 100 грузчиков на каждый трюм, которые вручную с телег, подвозящих зерно из магазинов, за 10-часовой рабочий день грузили на пароход до 30 тысяч пудов. К примеру, для загрузки пятилючного судна обычно привлекалось около 500 грузчиков, которые в пятипудовых мешках на своих плечах по длинной сходне (скале) переносили зерно на палубу, где ссыпали зерно сбрасывали в люк.

Ввиду явной выгодности постройки и эксплуатации элеваторов, в августе 1906 года Николаевский биржевой комитет вышел с предложением в николаевскую Городскую Думу о строительстве нового, второго элеватора. Располагаться он должен был между уже существовавшим элеватором и ул.2-й Слободской. При его постройке планировалось отказаться от дорогостоящих кирпичных башен и значительно уменьшить длину занимаемого причала.

Однако, если в 1893 году порт свободно мог отвести громадный кусок своей набережной под элеватор, то в 1906 году уже совершенно не было возможности позволить что-либо подобное. Грузооборот рос стремительно. Порт уже начинал буквально захлебываться в нем. Особенно активно стал развиваться экспорт руды. Стала остро ощущаться нехватка причалов.

Ввиду этого, данный проект существенно нарушал интересы Правительства по распоряжению портовой территорией. Поэтому он сразу не был принят к рассмотрению, однако продолжал активно обсуждаться.

21 июня 1907 года в Николаевском Биржевом комитете состоялось совещание его руководителей совместно с представителями коммерческого порта, Харьково-Николаевской железной дороги и Городской Думы по вопросу об отводе 3030 кв. саженей под строительство нового элеватора на вышеуказанном месте. Однако прийти к единому согласию с руководством порта и железной дороги по данному вопросу так и не удалось. В основном ввиду того, что Биржевым комитетом был запрошен слишком большой и жизненно важный для порта участок территории, что руководство порта никак не могло устроить.

Данный проект так и не был реализован. Второй элеватор появился в Николаевском порту только в 1930 году, в советское время, на выходе к реке улицы 3-й Слободской.

Николаев был гигантом экспорта зерновых культур

По материалам сайта "Николаевский базар".
Поделиться:
Комментарии