Загрузка...

Полковые праздники дореволюционного Николаева показывали единение горожан и военных

Казармы 58-го пехотного Прагского полка (около Сводного лазарета)

Корнет лейб-гвардии конно-гренадерского полка Николай Воронович оставил воспоминания о полковом празднике в своей книге «Потонувший мир».

«…В 9 часов утра эскадроны начали выстраиваться на полковой улице. Сытые кони грызли удила и играли под всадниками…

Начался съезд начальства. Первым подъехал и поздравил полк с праздником бывший однополчанин – начальник дивизии генерал Брусилов… Около десяти часов раздались издали все громче и громче нараставшие крики «ура». Царский автомобиль бесшумно подкатил к палатке.

Государь Николай II сел нa подведенного ему коня, а приехавшие с ним Государыня и Великие Княжны прошли в палатку. Раздалась команда: «Смирно, шашки вон, пики в руку, господа офицеры!»...

Редкое и красивое зрелище представляло собой это прохождение стройных, одетых в парадную форму с красными лацканами, в косматых касках всадников, сидевших нa подобранных в масть вороных конях... По окончании церемониального марша к Государю подошли два Георгиевских кавалера: каптенармус Синегубкин и вахмистр Масленников. Синегубкин нес нa подносе мисочку со щами и судок с гречневой кашей, так называемую «пробную порцию» сегодняшнего солдатского обеда. Масленников держал в руках небольшой графин с водкой и серебряную чарку.

Приняв от Масленникова чарку водки, Государь поблагодарил офицеров и солдат за прекрасный парад и провозгласил здравицу полку. 3атем он с удовольствием отведал солдатских щей и каши. После этого Государь простился с полком, пригласив офицеров во дворец на завтрак…».

Полковые праздники дореволюционного Николаева показывали единение горожан и военных

Мемуары были выпущены нью-йоркским издательством в 1951 году, а через пятьдесят лет «Воениздат» Министерства обороны РФ благополучно сделал репринтный повтор ностальгической прозы царского офицера.

У Николая Владимировича Вороновича интересная судьба. Находясь в Пажеском корпусе, он сбежал на русско-японскую войну, прибился к артиллеристам, хорошо воевал, получил за храбрость Георгиевский крест, вернулся домой и… был сразу «прощен». По личному ходатайству императора Николая II беглеца восстановили в корпусе, который он окончил с отличием.

В 1917-м, будучи ротмистром элитной части, Воронович вступил в партию эсеров. Именно он, силами сборной команды кавалеристов, по приказу Петросовета разоружил в Луге передовой эшелон 68-го пехотного полка и обрек на неудачу мятеж генерала Корнилова.

Во время гражданской войны бывший лейб-гренадер стал «зеленым», возглавив крестьянское ополчение Черноморской губернии.

Несколько недель он успешно оборонял «свою республику» от белых и красных. В 1920-м бежал во Францию, затем перебрался в США.
Под занавес жизни Николай Воронович превратился в бытописателя традиций императорской армии. Через пятьдесят лет офицер рассказал потомкам о корпоративном торжестве – ежегодном полковом празднике.

Гвардейские и армейские праздники

На 1 марта 1914 года российская армия насчитывала: 326 пехотных и 67 кавалерийских полков. 393 субъекта полного интендантского довольствования числили в своих штатных расписаниях 1 миллион 350 тысяч человек.

Полк для каждого солдата и офицера – целый мир с многолетними традициями – военная семья, где были младшие и старшие братья, отцы-командиры и глава семейства – шеф полка.

Каждая такая корпорация имела неповторимые ритуалы, храмовые праздники, знаки отличия, свою церковь и офицерское собрание. В старой гвардии к этому добавлялись полковые музеи, ветеранское попечительство и привилегии старшинства.

Для личного состава ежегодный день полка – событие первостепенной важности. К празднику готовились заблаговременно, не считаясь с громадными затратами. Недавно российский «Военно-исторический журнал» (№ 2 за 2003 год) процитировал воспоминания генерал-майора Грулева, который описывал подготовку к 200-летней годовщине Грузинского полка.
«…Юбилей обошелся в 150-200 тысяч рублей прямых расходов. С офицеров в течение 7-8 лет вычитали деньги, чтобы пропить их за три дня. Моральный эффект события оказался потесненным дешевым купеческим размахом… Все участники торжеств были вынуждены приносить жертвы на алтарь Бахуса, не желая терять лица в офицерском сообществе. Корпоратная среда русской армии имела свои неписаные законы, не считаться с которыми означало исключить себя из среды товарищей…».
Полковые гарнизоны в мирное время были расквартированы в губернских и уездных городах империи. Воинские части десятки, а иногда и сотни лет жили бок о бок с обывателями и становились неотъемлемой частью местных общин.

Ежегодный день полка, который приурочивался к церковному празднику или почитаемому святому, втягивал в свою орбиту население маленьких сонных городков, внося оживление в монотонное бытие провинции.

Сценарий торжественного события был примерно одинаковый: общее построение, молебен в храме, прохождение парадным строем по главной улице или площади, приветственные речи от ветеранов, шефа полка, депутаций городских дум, праздничный обед в офицерском собрании и солдатских казармах, вечером – фейерверк, народные гуляния и концерт полкового оркестра.

Сценарий праздников был одинаковый, а вот его наполнение – разное.
«В лейб-гвардии Петергофа на обед офицерам подавались деликатесы, которыми славились петербургские гастрономические магазины Елисеева и Смурова… Украшением стола являлись аршинные омары и лангусты, трюфеля и страсбургские пироги…

3апотевшие графины с водками и настойками на черносмородиновых и березовых почках, перцовой, рябиновой стояли во льду, окруженные серебряными чарками…».

В скромном 1-м Нерчинском полку, расквартированном в Чите, офицеры довольствовались тройной ухой, котлетами из медвежьего седла» и… простой водкой «от целовальника».

Полковые праздники дореволюционной России были составной частью духовной культуры многонациональной империи. Они способствовали единению народа и армии в мирное время и перед лицом внешней опасности во время войны.

Прагский 58-й пехотный полк

В 1870 году по приказу генерал-квартирмейстера в Николаеве был дислоцирован Прагский 58-й пехотный полк. Он был сформирован в 1831 году из трех батальонов Литовского, Виленского и Ряжского полков. Свое название «Прагский» боевая часть получила в ходе подавления Польского восстания (Прага – предместье Варшавы).

Библиотечный штамп 58 Прагского полка

До прибытия в Николаев полк уже обрел славную биографию. Он участвовал в Кавказской войне, подавлении Венгерского восстания 1848 года и понес жестокие потери при обороне Севастополя во время Восточной войны. За боевые действия в Венгрии Николай I лично пожаловал прагцам Георгиевское знамя.

Полк квартировал в Николаеве целых сорок семь лет, отвлекаясь на боевые действия в последней турецкой кампании, русско-японской и Первой мировой войнах. За полвека пребывания в городе между жителями и военными сложились устойчивые традиции культурного общения.

Эти контакты остались за бортом внимания местных краеведов. Исключением является статья: «58-й пехотный Прагский полк вне службы», которую написали О.Ф. Ковалева и В.П. Чистов, поместив её в сборнике «Очерки истории культуры Южного Прибужья». Статья небольшая, но… ёмкая и содержит много полезных фактов.

Авторы рассказали нам о географии размещения воинской части в городе. Штаб полка сначала находился по адресу: Таврическая, 1 (Шевченко), затем переехал на Глазенаповскую, 12 (Декабристов).

58-й пехотный Прагский полк

Четыре батальона располагались в разных концах Николаева. Один размещался в Ластовых казармах (Госпитальная, 3), второй – в Спасских казармах, третий – в казармах Алиауди (Севастопольская, 36) и четвертый – в бывшем доме Голубова по адресу: 2-я Слободская, 117.

Прагский полк задавал определенный ритм культурно-просветительской жизни города. Многие командиры принимали участие в организации народных чтений и литературных встреч. В офицерском собрании устраивались танцевальные и музыкальные вечера, спектакли и лекции. Жестко запрещались маскарады (согласно Уставу). В карты можно было играть только на наличные. Векселя, расписки и закладные не принимались к оплате.

Офицеры и нижние чины за годы своего пребывания собрали приличную полковую библиотеку, которая насчитывала более одной тысячи томов учебной и художественной литературы. В читальный зал допускались «цивильные посетители из дам и гимназистов».

Очень напряженная программа была у полкового оркестра. Без военных музыкантов не обходилось ни одно торжественное событие в городе. Капельмейстер И.К. Горник в 1913 году докладывал командиру о том, что «общим составом и раздельными капеллами дано обществу 92 представления, к ним еще 11 концертов для дамской публики и 4 студенческих бала».

58-й полк, летопись войны с Японией

Большим успехом у горожан пользовались хор «песенников» учебной команды и полковая капелла «Гетман», составленная из гитаристов и мандолинистов.

В 1907 году командиром полка был назначен Александр Дмитриевич Нечволодов. Будучи знатоком истории, он лично проводил в казармах полка лекции. Однако чистая теория не устраивала офицера, и он стал сочетать приятное с полезным. В августе 1908 года весь полк совершил 45-километровый тренировочный переход из Николаева в Ольвию. Здесь военных ждал начальник археологической экспедиции Борис Владимирович Фармаковский, который провел для нижних чинов познавательную экскурсию на раскопках Нижнего города.

Ежегодный праздник Прагского полка, который выпадал в святцах на 6 декабря – день Николая Чудотворца – вовлекал в орбиту всех жителей города. Военные моряки, флотское начальство, городская дума, купеческая, ремесленная и мещанская управы – все чествовали своего святого-покровителя города.

Однако полковой праздник не растворялся в общих торжествах. Из Санкт-Петербурга прибывали товарищи военного министра, приезжал с визитом командующий Одесским военным округом, иногда на празднике присутствовали члены царской фамилии.

Прагцы выстраивались парадным строем, зачитывались поздравительные телеграммы от императора, бывших командиров полка и офицеров-ветеранов, которые по разным причинам не могли разделить праздник с полковыми товарищами.

Затем торжественным маршем полк проходил по Адмиральской улице к зданию своей церкви (находилась на месте здания современной «Могилянки»). После службы офицеры отправлялись на обед в собрание, а для нижних чинов накрывали праздничные столы в казармах.

Полковые музыканты устраивали трехдневный «концертный тур» для николаевцев на бульварах, в садах трезвости и магистратской площади.

Горожане хорошо относились к военным. Когда потребовались недостающие средства для возведения полковой церкви, была организована подписка через благотворительные спектакли, концерты и лотереи. Воинский храм был возведен с помощью средств жителей.

Со своей стороны личный состав полка принимал участие в благоустройстве города. Нижние чины участвовали в древонасаждении скверов, бульваров и парков. В 1913 году прагцы на средства своей казны учредили две стипендии для малоимущих в Николаевском мужском коммерческом училище имени С.Ю. Витте.

Полковые праздники дореволюционного Николаева показывали единение горожан и военных

В конце ХIХ века высшие круги критически настроенного офицерства русской армии попытались реформировать праздничные традиции русской армии. Военная реформа Александра II сократила срок службы нижних чинов с 20 до 6 лет. Время на подготовку военных профессионалов сократилось в три раза, а количество праздников не уменьшилось.

По мнению военных специалистов, в армии был явный переизбыток «нестроевых» дней. За год набегало 240 торжественных событий, которые включали: 52 воскресенья, табельные праздники в честь членов императорской семьи, православные великие двунадесятые дни, один ротный, батальонный и полковой. Существовали также праздники родов войск, множество дат памяти чтимых церковью выдающихся князей-полководцев, годовщин сражений, в которых принимала участие та или иная воинская часть. Полки и батальоны, кроме того, отмечали дни рождения и тезоименитства шефов царской семьи.

В 1916 году мусульмане получили официальное разрешение отмечать 10 праздников, караимы – 7, буддисты – 9, сторонники иудаизма – 7. Этот порядок был установлен не сразу, но все-таки стал реальностью в армейской жизни. Дискуссия «о праздниках» из военной среды выплеснулась на страницы гражданской печати и обрела всеобщий характер, но… сторонники обновления армейских традиций столкнулись с жесткой позицией Русской Православной Церкви.

Обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев похоронил усилия реформаторов, заявив в своем рескрипте: «Русская душа отдыхает и радуется в полковой и церковный праздники, и благо тому, кого с детства приучили чтить праздник, с радостным чувством ждать его и услаждаться его возвышающей силой».

После смерти грозного обер-прокурора споры об упорядочении числа армейских праздников возобновились, однако с началом Первой мировой войны дискуссия утратила свою актуальность. Четыре года окопной жизни, последующие революции и два года гражданского конфликта превратили пышные полковые праздники в ностальгический сон «о старой, доброй армии».

Прагский 58-й пехотный полк отбыл из Николаева на фронт в 1914 году. Обратно солдаты не вернулись. В 1917-м эта боевая часть была расформирована. Полувековое пребывание прагцев никак не отразилось на топонимике наших улиц и площадей, нет в городе памятных табличек и знаков. В Николаевском краеведческом музее хранятся отдельные предметы (столовые принадлежности, книги, форма) Прагского полка и полковое знамя.

Церковь 58 пехотного Прагского полка (сейчас там Киево-Могилянская академия)

По материалам сайта "Вечерний Николаев".
Поделиться:
Комментарии