Загрузка...

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Корнилов Владимир Алексеевич (1806-1854), вице-адмирал (1852). Участник Наваринского сражения 1827 и Русско-турецкой войны 1828-29. С 1849 — начальник штаба, с 1851 — фактический командующий Черноморским флотом.

Будущий герой Севастопольской обороны появился на свет 1 февраля 1806 г. в родовом имении Ивановском Тверской губернии. Отец Владимира Корнилова был морским офицером, за службу на флоте получил чин капитан-командора, затем занимал губернаторские должности в сибирских краях, в конце жизни стал сенатором. Идя по стопам отца, Корнилов-младший в 1821 г. поступил в Морской кадетский корпус, через два года закончил его, став мичманом. Богато одаренный от природы, горячий и увлекающийся молодой человек тяготился береговой строевой службой в Гвардейском морском экипаже. Он не выдержал рутины плац-парадов и муштры конца царствования Александра 1 и был отчислен из флота "за недостаток бодрости для фронта". В 1827 г. по ходатайству отца ему разрешили вернуться во флот. Корнилов был назначен на только что построенный и пришедший из Архангельска корабль М. Лазарева "Азов", и с этого времени началась его настоящая морская служба.

В составе экипажа "Азова" мичман Корнилов принял участие в трудном переходе из Кронштадта в Средиземноморье. В один из дней плавания Лазарев выкинул через люк в море стопку французских романов, лежавших в каюте мичмана, взамен он принес ему книги по морскому делу и в дальнейшем опекал его, помогая становлению молодого офицера. В Средиземном море "Азов" вошел в состав объединенной русско-англо-французской эскадры, пришедшей на помощь восставшей Греции, и Корнилов стал участником знаменитого Наваринского сражения против турецко-египетского флота. В этом сражении (8 октября 1827 г.) экипаж "Азова", несшего флагманский флаг, проявил высшую доблесть и первым из кораблей русского флота заслужил кормовой Георгиевский флаг. Рядом с Корниловым сражались лейтенант Нахимов и гардемарин Истомин.

После завершения военных действий Корнилов вернулся служить на Балтику, но затем Лазарев, ставший начальником штаба Черноморского флота, вызвал запомнившегося ему доблестного офицера в Севастополь. В период Босфорской экспедиции 1833 г., когда Россия решила содействовать мирному урегулированию египетско-турецких отношений, лейтенант Корнилов выполнял поручение Лазарева по военно-географическому обследованию района Босфора и справился с ним отлично. По окончании экспедиции он был награжден орденом святого Владимира 4-й степени.

По возвращении в Севастополь Владимир Алексеевич был назначен командиром нового брига "Фемистокл", усердно занимался с экипажем, проявляя способности умелого организатора боевой подготовки и нравственной закалки моряков. Совершил с кораблем плавание в Константинополь и Пирей, заслужив следующий отзыв русского посла в Турции: «Бриг "Фемистокл" примерным попечением своего командира содержится в самом лучшем виде и смело может соперничать с иностранными военными судами». С 1837 г. Корнилов командовал корветом "Орест", затем 120-пушечным кораблем "Двенадцать апостолов", на которых совершенствовал свои умения в искусстве корабельного вождения, заслужил авторитет строгого, но справедливого в своих требованиях начальника, уважающего подчиненных. Постоянно занимался самообразованием, изучая отечественную и иностранную литературу по военно-морским вопросам.

В 1838 г. Корнилов в чине капитана 2-го ранга получил назначение начальником штаба при главном командире Черноморского флота Лазареве. Несмотря на относительную молодость Владимира Алексеевича, Лазарев выбрал на этот пост именно его и не ошибся в своем выборе. Корнилов стал его незаменимым помощником в деятельности по управлению черноморскими портами, развитию флота и обучению корабельного состава. Начальник штаба разработал штаты снабжения и вооружения судов Черноморского флота, принимал непосредственное участие в организации регулярных плаваний и учений эскадры. В 1840 г. Корнилов был произведен в капитаны 1-го ранга. Участвовал он и в боевых походах эскадры вдоль восточного побережья Черного моря, в занятии Туапсе и Псезуапе, высадке десантов в Субаши и Шахе, в других боевых делах, связанных с покорением Кавказа.

В 1846 г. Владимир Алексеевич был командирован в Англию для наблюдения за строительством паровых судов по заказу Черноморского флота, одновременно знакомился с состоянием британских морских сил и организацией управления ими. Вернувшись через два года в Россию и произведенный в контр-адмиралы, он состоял для особых поручений при Лазареве, в 1849 г. вернулся к должности начальника штаба Черноморского флота. Имея авторитет не только в Севастополе, но и в Петербурге, Корнилов в 1851 г. был зачислен в свиту его императорского величества с правом доклада как у начальника Главного морского штаба А.С. Меншикова, так и у самого Николая I.

После смерти Лазарева (1851 г.) главным командиром Черноморского флота был назначен адмирал Верх, но все смотрели на это назначение как на временное и условное, имея в виду кандидатуру Корнилова. В 1852 г. Владимир Алексеевич был произведен в вице-адмиралы и получил звание генерал-адъютанта. Фактически вся власть в управлении Черноморским флотом и портами находилась в его руках. Ожидая дальнейшего обострения обстановки на южных рубежах России, Корнилов предпринимал энергичные меры по строительству новых судов в Николаеве, расширению доков и адмиралтейства в Севастополе, пополнению артиллерийских арсеналов.

Ул. Артиллерийская, 16. Дом, в котором жил Владимир Корнилов

Но ему уже не хватало времени, чтобы укрепить крымские берега - слишком быстро развивались события. После неблагоприятного результата миссии Меншикова в Константинополь, в которой принимал участие и Корнилов, война России с англо-франко-турецкой коалицией стала совсем близкой.

20 октября 1853 г. Россия объявила о состоянии войны с Турцией. В тот же день адмирал Меншиков, назначенный главнокомандующим морскими и сухопутными силами в Крыму, послал Корнилова с отрядом кораблей на разведку противника с разрешением "брать и разрушать турецкие военные суда, где бы они не встретились". Дойдя до Босфорского пролива и не обнаружив противника, Корнилов направил два корабля для усиления эскадры Нахимова, крейсировавшей вдоль Анатолийского побережья, остальные отправил в Севастополь, сам же перешел на пароходофрегат "Владимир" и задержался у Босфора. На следующий день, 5 ноября, "Владимир" обнаружил вооруженный турецкий корабль "Перваз-Бахри" и вступил с ним в бой. Это был первый в истории военно-морского искусства бой паровых кораблей, и экипаж "Владимира" во главе с капитан-лейтенантом Г.Бутаковым одержал в нем убедительную победу. Турецкий корабль был захвачен в плен и на буксире приведен в Севастополь, где после ремонта вошел в состав Черноморского флота под названием "Корнилов".

Вскоре Владимир Алексеевич во главе отряда пароходофрегатов вновь направился в море: Меншиков послал его к эскадре Нахимова с указанием взять руководство ею на себя. Но к главным событиям Синопского сражения 18 ноября, в котором Нахимов разгромил турецкий флот, он опоздал (преследовал уходивший из Синопской бухты турецкий пароход "Таиф"), чему был даже рад, так как не хотел перехватывать победу у чтимого им флотоводца.

Синопское поражение турок ускорило вступление в войну Англии и Франции, и на плечи начальника штаба Черноморского флота через несколько месяцев легла тяжелая ноша - защита недостаточно подготовленного к обороне Севастополя. Малоудачные действия сухопутной армии Меншикова в борьбе с англо-французскими войсками, высадившимися на крымские берега, поставили Севастополь в критическое положение. Корнилов, возглавив оборону города, предпринимал срочные меры для его укрепления, в чем ему активно помогал военный инженер генерал Э.Тотлебен. Вскоре Черноморский флот оказался запертым в Севастопольской бухте англо-франко-турецкой эскадрой, превосходившей его по числу кораблей втрое, а по паровым судам в девять раз. На совете флагманов и командиров, решавшем судьбу Черноморского флота, Корнилов выступил за выход кораблей в море, чтобы сразиться, пусть и в последний раз, в бою с неприятелем. Однако большинством голосов членов совета (при молчании удрученного Нахимова) было принято решение затопить флот, исключая пароходофрегаты, в Севастопольской бухте и тем самым перекрыть прорыв противника к городу с моря. II сентября 1854 г. затопление парусного флота началось. Все орудия и личный состав утраченных кораблей начальник обороны города направлял на бастионы.

В преддверии осады Севастополя, Владимир Алексеевич, получивший указания от царя, сказал: "Пусть прежде поведают войскам слово Божье, а потом я передам им слово царское". И вокруг города был совершен крестный ход с хоругвями, иконами, песнопениями и молебнами. Лишь после этого прозвучал знаменитый корниловский призыв: "Позади нас море, впереди неприятель, помни: не верь отступлению!"

13 сентября город был объявлен на осадном положении, и Корнилов привлек к строительству укреплений население Севастополя. Были увеличены гарнизоны южной и северной сторон, откуда ожидались главные атаки неприятеля. 5 октября противник предпринял первую массированную бомбардировку города с суши и моря. В этот день при объезде оборонительных порядков Владимир Алексеевич был смертельно ранен в голову на Малаховом кургане. "Отстаивайте же Севастополь", - были его последние слова. Николай 1 в своем рескрипте на имя вдовы Корнилова писал: "Россия не забудет этих слов, и детям вашим переходит имя, почтенное в истории русского флота".

После гибели Корнилова в его шкатулке нашли завещание, адресованное жене и детям. "Детям завещаю, - писал отец, - мальчикам - избрав один раз службу государю, не менять ее, а приложить все усилия сделать ее полезною обществу... Дочкам следовать во всем матери". Владимир Алексеевич был похоронен в склепе Морского собора святого Владимира рядом со своим учителем - адмиралом Лазаревым. Вскоре место подле них заняли Нахимов и Истомин.

11 ноября 1915 года завод "Русского судостроительного общества" ("Руссуд") в Николаеве приступил к постройке для Черноморского флота крейсера "Адмирал Корнилов". Спуск на воду крейсера "Адмирал Корнилов" состоялся 11 июня 1915 года. Шла первая мировая война, а новый крейсер, все еще недостроенный, стоял у стенки судостроительного завода в Николаеве. Началась революция, гражданская война.

После неё разрушенное хозяйство страны и непопулярность флота у некоторых ее руководителей отрицательно сказались на его возрождении. Из восьми кораблей данной серии (тип "Светлана") правительство решило ввести в строй только по два легких крейсера: по одному для Балтийского и Черноморского флота. И, хотя крейсер был спущен на воду 28 октября 1922 года, всё же достройке он не подвергался. Окончательно судьба крейсера завершилась в 1927 году, когда его разобрали на металл.

В 1978 г. в рамках празднования 200-летия города Николаева около здания Музея судостроения и флота появилась "Аллея адмиралов". Одним из её украшений стал бюст Корнилова. 13 октября 2016 года именно он был повреждён непогодой. Серьезной деформации подверглось плечо и основа бюста.

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Объявлялось, что "в ближайшее время будет рассматриваться вопрос его реставрации". Бюсты аллеи стоят на балансе города. Однако долгое время никто ничего не делал для возвращения объекта в исходное состояние. Только 17 марта постамент легендарному начальнику штаба Черноморского флота, герою Крымской войны, вице-адмиралу Владимиру Корнилову был демонтиртован для дальнейшей реставрации. А 26 апреля, благодаря работе мастеров по металлу Владимира Пахомова и Руслана Жаворонка, бюст снова вернулся на своё законное место.

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

Великие люди Николаева: Владимир Корнилов

По материалам кн.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.
Поделиться:
Комментарии