Загрузка...

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Известный николаевский поэт Аркадий Суров славится своей тягой к мистике. Недавно он надумал провести экскурсию для горожан на совсем неоднозначную тему – «Бандитский Николаев».

Как пишет издание "Никлайф", публичные разговоры о местном криминале – дело редкое, но Сурову, судя по всему, это нестрашно, потому он и решил рассказать о становлении организованного бандитизма в городе и поделиться своими размышлениями о текущем положении дел в Николаеве с преступностью.

Свою пешую лекцию поэт начал на пересечении Потемкинской и Московской, ведь для «блатных» находиться на центральной улице города было не положено, их улицы – «боковые». Пройдя пару кварталов к кинотеатру «Родина», Суров рассказал историю об одной из первых группировок Николаева. Как оказалось, здание кинотеатра раньше служило оперой, и при его постройке строители соорудили огромные подвалы. Когда Николаев освободили от нацистов во Второй мировой войне, пользуясь политической неразберихой в городе, в этих самых подвалах обосновалась банда.

— Занималась банда, конечно же, грабежами. Она была достаточно большая – там были и дезертиры, и беспризорники, и военные. Специфика ее заключается в следующем – практически всегда банда носит чье-то имя (банда Зеленого, банда Махно). Воровские банды тоже носили имена своих главарей. Но в Николаеве такого почему-то не произошло. Во всех милицейских документах она проходила как «Николаевская банда». С этой бандой всегда было сложно потому, что ее члены очень часто переодевались в военную форму, — рассказывает поэт, отмечая, что члены группировки занимались преимущественно продовольствием и медикаментами. Спустя некоторое время банду «накрыли», а некоторые ее члены покинули город через катакомбы.

Самым ярким этапом бандитизма в Николаеве считается эпоха становления независимой Украины – так называемые «девяностые». Причинами «лихого» периода для страны делится Суров.

— В 90-е годы появилось очень много «быстрозарабатывающих» людей. Тогда появились государственные и коммерческие цены, когда на складе товар стоил 3 копейки, а на прилавке в магазине – 800 рублей. Снабжение упало, людям пришлось все время что-то возить из других городов. Вот на этой основе и возник рэкет. Из кого он возник? Были спортсменские группировки, афганские, старые воровские группировки, — говорит экскурсовод.

В пути по улице Никольской Суров начал размышления о том, зачем людям, у которых много денег, открывать собственные рестораны – по его мнению, не только ради бизнеса в сфере общепита, но и для того, чтобы иметь собственное «красивое место для важных встреч». Именно возле ресторана был убит один из наиболее известных «авторитетов» Анатолий Яворский, известный в узких кругах по кличке «Швора».

— «Швора» вообще детдомовец 1954 года рождения. При этом своим большим упорством приобрел себе серьезный авторитет. Здесь, на месте нынешнего ювелирного магазина (по ул. Соборной, между Спасской и Никольской, - ред.), он построил себе «кабак». Однажды, кажется в 2001 году, «Швора» вышел на порог своего заведения покурить. И внезапно выбежал человек (со стороны Никольской, - ред.) и выстрелил. На Советской до этого бывали убийства, но это оказалось самым громким.

Далее Суров повел слушателей к цветочному рынку на Спасской – именно там был убит еще один криминальный авторитет Владимир «Лапа» Лапюк. По мнению экскурсовода, последний «перешел дорогу» другому преступнику Анатолию Парпуре. Поначалу они считались друзьями, помогали друг другу, однако к концу 90-х Лапюк увеличил связи с одесскими группировками, у которых были планы на Николаев. Это, собственно, не входило в интересы Парпуры, и в том же, 2001 году, «Лапа» был убит возле кафе на Спасской.

— «Лапа» вышел на крыльцо, но в него неудачно выстрелили. И когда после этого подъехал Парпура, тот решил его убить. Его арестовали, и он получил срок. Но, по слухам, его гражданская жена работала судьей в Заводском суде. Он недолго отсидел, вышел и его вскоре тоже убили возле его дома, — говорит поэт.

Закончил свою «бандитскую» экскурсию Суров, можно сказать, на позитивной ноте: сейчас на улицах уже не стреляют, а «криминальные авторитеты» заняты предпринимательством законно.

— Эти далекие «романтические» процессы, о которых я рассказал, не растворились как дым поутру. Они благополучно перетекли в наши дни. Такого рода люди остались, они живут среди нас. Ни для кого не секрет имя Тазика, существует Толя «Интеллигент», Тютюн Слава, Вова Гусь... Они все сейчас занимаются бизнесом, они легализированные бизнесмены. Иногда говорят, что у них специфическое прошлое… — поведал экскурсовод.

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов

Николаевский поэт рассказал о делах криминальных авторитетов
Поделиться:
Комментарии